Кое-что о себе

18. ПОИСКИ  ЖИЛЬЯ

Надо сказать, Москва к этому времени меня порядком утомила, да и поднадоела. Все её возможности я использовал, на работе практически достиг потолка. Толкучка в транспорте, пробки на дорогах, вечные проблемы со стоянкой всё более раздражали. С тоской я вспоминал, как носился на машине по опустевшему городу во время Олимпиады 80-го года. Тогда водителей припугнули, просили поставить свои машины на прикол и пользоваться городским транспортом. А я не испугался и продолжал ездить как ни в чём не бывало. И никто меня не прищучил, поскольку такого закона не было.

Но Олимпиада прошла, и с каждым годом автомобили всё более заполняли город. Часто вблизи института нельзя было припарковаться − всё забито либо машинами, либо крестами «остановка запрещена». Бросишь машину в трёх кварталах, и иди на работу пешком, как безлошадный. Вот радость. А ещё я так соскучился по пению птиц, что даже купил себе магнитофонную катушку с записью их голосов. Короче, приближаясь к пенсии, я стал мечтать о своём доме на природе, на берегу реки или озера, где жизнь спокойна и нетороплива, где люди не толкаются и не злятся друг на друга, где можно заниматься хоть живописью, хоть литературой, хоть музыкой, хоть рыбалкой и не стремиться на отдых в иные края. 

Нынче модно ругать Горбачёва и Ельцина, как прежде ругали Хрущёва, но благодаря перестройке все стали собственниками своих квартир и могли делать с ними, что угодно. А это, между прочим, большие деньги, которые нам отдали просто так, за здорово живёшь. Моя московская квартира потянула бы неплохой коттедж в Подмосковье, а брат остался вообще один в трёхкомнатной квартире, поскольку к этому времени родители друг за другом умерли: отец от инсульта в 1986 году, в 88 лет, а мать через четыре года от инфаркта, в 82 года. 

Эту квартиру я предлагал обменять на двухкомнатную, а выручку использовать для покупки приличной машины. Потом две двухкомнатные мы спокойно сможем обменять на хороший дом в Подмосковье. Но Эдгар, обменяв квартиру на двухкомнатную, разницу в размере 15 тысяч долларов вложил в МММ, где она и почила. Впоследствии удалось выцарапать лишь три тысячи, которые наросли сверху. А ещё мы пострадали от грабежа: во время нашего путешествия на Валдайские озёра какие-то то ли знакомые, то ли родственники с помощью ключа, оставленного соседям, вывезли из пустующей Эдгаровой квартиры родительские вещи. Опустошили гардеробы и два платяных шкафа, забрали два громадных чемодана с новой красивой одеждой, постельным бельём, отрезами тканей. В то время всё это легко можно было продать через комиссионный магазин за очень приличные деньги. По моим прикидкам, это тянуло почти на сотню тысяч долларов. Кроме того, в одном из шкафов лежали и упаковки с вещами, которые мама оставила для раздачи друзьям.

А ещё раньше, после смерти мамы, кто-то из сочувствующих посетителей пошарил в шкафу, стоявшем в прихожей, и прихамил кипу облигаций трёхпроцентного займа и кое-какие документы. По сравнению со всеми этими утратами хищение фотоаппаратов и книг из моей квартиры выглядело детской забавой.

Потом брат поселил у себя некую грузинскую княгиню и двух полузнакомых бизнесменов. Княгиня жаловалась мне по телефону, что бизнесмены принимают подозрительных личностей и сговариваются чуть ли не убить Эдгара, чтобы завладеть квартирой. Наконец, они съехали, прихватив кое-что из вещей, в частности, много инструментов. А позже съехала и княгиня, опустошив только банку дефицитного растворимого кофе. После этих гостей пришлось отдраивать кухонный пол, ни разу не помытый ими за три года.

К концу восьмидесятых годов социализм окончательно зашёл в тупик. Хозяйственные связи рушились, кризис ощущался всё сильнее, разочарование росло. Горбачёв пять лет пытался исправить положение с помощью перестройки, проводя реформы и меняя экономические рычаги, но это давало лишь отсрочку. Государству перестало хватать средств на финансирование предприятий, и их сажали на самоокупаемость. А спрос на их продукцию тоже угасал из-за безденежья потребителей. Вдобавок заграничные конкуренты устроили обвал мировых цен на нефть, продажа которой до того исправно пополняла наш бюджет.

Дефицит на товары для населения приобретал неприличные размеры. Хорошо, у нашего института были заключены договора с рядом продуктовых магазинов, в том числе, по-соседству, с «Елисеевским», и кое-чем они нас снабжали по заказам. Как владелец автомобиля, я частенько участвовал в доставке этих товаров. Записывались мы и на приобретение промтоваров. Тогда я приобрёл новый цветной телевизор, а среди прочей мелочи купил полезные и практичные китайские вещи: две пары полуботинок, не знающих сносу, тёплую зимнюю куртку и лёгкое пуховое одеяло, под которым зимой сплю до сих пор.

На курсах повышения квалификации в Уральском филиале ВНИИТЭ нас, руководителей дизайнерских служб, настроили на разработку «отраслевых дизайн-программ», и я, вернувшись в свой институт, подготовил предложение о переводе производства вагонов на модульно-блочные схемы с целью вывода производства из тупика. Это была целая революция, и на научно-техническом совете мой план раскритиковали, а меня назвали фантазёром и велели переделать работу. Однако нашлись и такие, которые после обсуждения выражали солидарность и жали мне руку.

Я уже упоминал, что в очередном путешествии нас застигло сообщение по радио о произошедшем в Москве путче группы руководящих товарищей под телеграфной кличкой «ГКЧП». Остановлюсь на этом немного подробнее. Что же там произошло? А это президент Горбачёв, чуя и предотвращая назревающий распад государства, собрался подписать новый союзный договор с послаблениями в пользу самостоятельности республик, а коллеги его не поддержали, считая, что в таком формате Союз уже не будет единым государством.

В последние годы Политбюро раскололось. Одни его члены потребовали от Горбачёва возврата к старому порядку, другие – более энергичного движения к новому. А всё почему? Потому что одни довольны, другие недовольны. Раньше недовольными у нас только КГБ, а чересчур довольными – ОБХСС. Теперь же, на фоне экономического кризиса, распустились чувства не только девушек. Тогда Горбачев махнул рукой: «Делайте, что хотите!» и уехал «к тётке, в глушь, в Саратов», а точнее, в отпуск, в Крым, в Форос. Тут и произошло.

Воспользовавшись отсутствием президента и объявив его недееспособным, недовольные партийцы устраивают переворот, и республика, напуганными танками, сбежала из Союза, как куклы из ненавистного театра Карабаса-Барабаса. По сути-то дела, они рвались не из единой страны, а из социалистической системы, зашедшей в экономического тупика. Лебедь, Рак и Щука потянули в разные стороны и разрушили страну. Некоторым удалось удержаться, иные потом вернулись, но уже в новой структуре – Содружество Независимых Государств, наспех сколоченное Ельциным со товарищи. Всем хотелось независимости (будем, дескать, жить, как Голландия или Швейцария), и они бросили кость в виде лакомого словечка в названии страны.

К моему рассказу это имеет отношение к тому, что пострадала и наука. С 1992 года централизованное финансирование прекращено. Оставшись без государственной поддержки, институт был вынужден заключать штаты, ликвидированные подразделения, не обеспеченные финансированием со стороны заводов для выполнения ими научно-исследовательских и проектных работ. Теперь они сами искали работу, а поди ее найди при голодной-то промышленности. И вообще, что за дела: люди нанялись на работу, работодатель отправляет их искать ее самостоятельно. Тогда причём тут он? Если они ее, то его же будут и кормить?

Дизайн стал для заводов особенно обременительным. Никому тебе не нужно его делать: вагоны поедут и без дизайна. Тут уж не до красоты и комфорта, на носу глобальный дефолт. Не до жиру, быть бы живу. В итоге нашу лабораторию расформировали, ряд сотрудников пристроили для поддержки более одного модуля, а мне досрочно оформили расчет. По расчёту она получилась приличной, но потом её урезали до кризисной среднестатистической. А когда кризис миновал, возврат расчётной величины, однако, не стал.

После павловской денежной реформы и признания хозяйственных связей товарный дефицит стал принимать катастрофические размеры. Инфляция на глазах пожирала деньги, и люди бегали по магазинам, желая поскорее потратить их на что-нибудь полезное. Как-то, зайдя на военторг, среди пустых полок я увидел только то, что поступившие в продажу катушечные магнитофоны «Астра-110». Вещь хорошая, купил немедля. В другой раз в ГУМе, не найдя ничего путного, за пять рублей купил мясорубку. Пригодится.

Тем временем Таня с Сергеем продолжали жить в Риге, в двухкомнатной квартире, собирая свободу действий в России по причине разгоравшегося в Латвии националистического угара. Хотели было переехать в Великий Новгород, но не вышло. Тут я нашел им  шикарную однокомнатную квартиру в престижной подмосковной Барвихе, на берегу Москвы-реки. Ее хозяевам нужна была не Рига, а Лиепая, где жили их друзья, и Таня прыгнула выше головы: нашла им квартиру не просто в Лиепае, а прямо в доме их друзей. Но, пока суд дал дело, эти друзья сами намылились тикать из Латвии, и обмен не увенчался успехом. В конце концов Таня с Сергеем поменялись на двухкомнатную квартиру в Твери. Туда они не собирались, но их завернули, что на более отдалённых районах Твери, расположенную между столицами, всегда можно будет обменять. А при этом добавили: «Но Тверь хитрая: приживётесь и вообще не уезжать». Теперь мы могли сообщить, продать свои квартиры и купить приличный загородный коттедж в любом месте под постоянным местом. В контактах игроков мы пообтесались, авось, живёмся. А три квартиры на четверых — это капитал, прогноз пока весьма непрактичен. Можно неплохо развернуться.

На одну из моих последних «брачных» фраз прозвучала совсем юная девчушка Катя. Вообще-то, я уже перестал реагировать на эти письма, но жила она очень близко, на проспекте Мира. Моё объявление, которое её привлекло, прозвучало: «Благородный старик-разбойник с другом, этюдником и гитарой возьмёт в круиз по озёрам, а может, и по жизни прелестную амазонку, предпочитающую палатку на диком Бреге отелю на модном пляже. Можно с подругой или собакой». Наверное, она клюнула даже больше на собаку, чем на старика-разбойника, и на встречу пришла с большой красивой собакой, ирландским сеттером, с которым, как и с хозяйкой, мы быстро подружились.

Катя была мила, умна, развита и совершенно не производила впечатления недоделанной школьницы. Мы устроили посиделки у меня дома или подолгу гуляли втроём. Почему-то ее звали не Наташей, и это, очевидно, было к лучшему. Но судьба наша переплестись так и не успели. Планировали мы вместе поехать в отпуск, но я увлёкся поисками нового жилья и оставил эту затею, хотя и не без сожалений. Конечно, пережезезжать на загородное жительство, где нет места для знакомств, лучше уже с женой, но, в отличие от папы, жену к тому времени я не выбрал. Та эта суть, хоть чем-то напоминала мою маму, – Наташа из Куйбышева – выйти за меня замуж, как вы помните, так и не решилось. А Кате ещё не было и восемнадцати лет. Что ж, без семьи будет больше времени на любимые дела.

Начались поиски подходящего жилья. Каждую субботу мы с братом, иногда и с тверичанами ездили на машине по ближним и дальним окрестностям, выписывая из газеты «Из рук в руки» несколько бесплатных объявлений о продаже домов. Таких объявлений становилось всё больше. Коттеджные посёлки росли, как грибы, но иногда в эти годы  люди, нахапавшие или взявшие в долг деньги и построившие дома, разорились  и, как следствие, их продавали. На этот раз я не воспользовался советом Долматовского – самому подавать объявление, поскольку у нас не было требований. Мы не ограничивали себя ни районом, ни размерами дома, ни ценой, вообще ничем. Пожалуй, только наличием водоёма − реки, озера, водохранилища, дай относительно близости к Москве. Уезжать совсем далеко как-то не хватает духа, хотя, например, у нас на работе предлагались участки в Абрау-Дюрсо..

Тут выяснилось, что наши поиски − занятие не только обременительное, но и весьма углубленное. Сколько мы пересмотрели готовых и недостроенных домиков и домов вокруг московских водохранилищ и по берегам ближних рек! Но не так-то просто найти подходящее жильё. Тут, как и в сфере личных отношений, надо действовать наверняка. Кататься, искать и перебирать варианты − это ради Бога. Но найти надо один раз и навсегда, время внешнего впереди остаётся всё меньше, и дёргаться туда-сюда не резон. Поэтому для начала мы искали хорошее место.

И вот судьба забросила нас в наукоград Дубну, что стоит в конце Дмитровского шоссе, у истока канала имени Москвы, на берегу Московского моря (Иваньковского водохранилища). Знаменита она расположена здесь Объединённым институтом ядерных исследований (ОИЯИ). 

Дубна 1

Вокзал в Дубне

Раньше мы с братом парой раз уже заезжали сюда во время отпуска, а я бывал и с Наташей рижской проездом на Московском море, но теперь неожиданно для себя мы довольно быстро в нее влюбились и уже не хотели и ничего. Чем же она так привлекла? Да всем. Прежде всего, место уникальное. Рядом − громадное Московское море, Волга и канал. Настоящее водное царство. Такие просторы для лодочных прогулок, рыбалки, охоты, да и просто отдыха! Кстати, вблизи Москвы моторки давно запрещены, а тут – гоняй на здоровье, загорай на островах! Доступны и теплоходные прогулки по Волге – хоть вверх, хоть вниз. До Москвы менее двух часов работала электричка, которая загорается здесь прямо в центре города. На платформе — маленькая кафешка с горячим кофе и вкуснейшей выпечкой. Утолив аппетит, выходишь в город. Улицы и дома компактные, уютные, словно в курортном городе. Машины мало, нигде никакой толкотни. Снабжение по первому классу: всё же городок учёных-атомщиков. 

Но главное − люди, напомнившие мне астраханскую доброжелательность. Они относились к нам, как к родным: обо всём рассказывали, всё показывали, водили по квартирам только для того, чтобы ознакомить с разновидностями планировок. Хозяева квартир встречали незваных гостей с неизменным радушием. Приезжаем в очередной раз, а в квартирном бюро безо всякой просьбы уже приготовили нам варианты обмена или покупки. Поражала их патриотическая заинтересованность в том, чтобы мы непременно поселились в Дубне. После московской суеты с её равнодушием, а то и враждебностью, такое отношение разве не способно было растопить сердца? 

Дубна 4

Улица в Дубне

На другом берегу Волги, напротив центра города, располагался большой, но недостроенный коттеджный посёлок «Ла-Кросс», названный по имени американского города-побратима Дубны, где тоже занимались ядерными исследованиями. Ещё он известен тем, что там снимался популярный фильм «Скарамуш». Рядом с коттеджным посёлком возвышалась плотина гидроэлектростанции, сдерживающей громаду Московского моря, зеркало которого замерло в тридцати метрах выше города. С непривычки страшновато: над городом зловеще нависает более миллиарда кубометров воды. А ну как плотину прорвёт? Это будет, пожалуй, похуже цунами. Но когда привыкаешь, только радуешься: такие просторы для лодочных путешествий, рыбалки, охоты, да и просто отдыха! 

Так значит, Ла-Кросс? Весьма привлекательный вариант, и коттеджи там солидные, хоть и недостроенные. Выбирай, не хочу. Но почему же их продают? Мы заинтересовались, и не напрасно. Оказалось, канализационный сток в Волгу тут неосмотрительно разместили поблизости от водозабора. Получается – что льём, то и пьём. Строительство остановили, и судьба посёлка повисла в воздухе. Не видя перспектив, хозяева стали продавать недостроенные дома, чтобы купить в другом месте. Пришлось нам отказаться от этого варианта. Неплохие дома были и чуть подальше, в Пекуново, но от Волги их отделял просторный заливной луг, а больше ничего подходящего ни в Дубне, ни поблизости не попалось. То хиловато, то дороговато, то шибко недостроено, то просто не годится.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

10 комментариев к записи “Кое-что о себе”

  • Приветик!
    Я тоже ученица школы Твой Старт. Обучаюсь уже на продвинутом курсе, буду рада нашему общению и обмену опытом.
    Моя страничка в контакте: http://vk.com/id17493996
    Заходите в гости)

    • Привет-привет, спасибо за внимание. А я вот парюсь над своим сайтом, что-то он у меня какой-то своенравный. Поэтому в соцсетях пока не общаюсь, нечего выложить на стол. Сегодня с сайта вообще пропал большой рассказ с иллюстрациями, опустошив целую рубрику. Таким опытом меняться не резон.
      Альфред.

  • Приятно с Вами познакомится. Каждый человек, с которым встречаешься, дарит нечто особенное — это свой внутренний мир, который большой и прекрасный. С нетерпением жду новых Ваших статей. С дружеским отношением, Марина.

    • Будем знакомы, Марина.
      Пишите о себе. Что-то я не удосужился раньше ответить. Тут такие порядки, что комментарий не сразу и заметишь. Но лучше поздно, чем… Такова уж наша жизнь — то слишком поздно, то слишком рано. Хорошо всё делать вовремя. Да и то не уверен.

  • Классная статья

  • Интересная статья, понравилась, лайк, если будет также время и интересно посмотреть на 5 красивых моделей, который сейчас проходят отбор за лучшую, то зайди на эту страницу и проголосуй, голосование идет с 03.06.2015 до 15.07.2015 Помоги определить самую красивую девушку, посмотри каждое фото в большом размере! http://vk.cс/3RDtqJ

    • Спасибо за лайк, но проголосовать за девушку не удалось. Какая-то ссылка хитрая, не для нас, простаков. Короче, просто магазин. Будут деньги, зайду.

  • Альфред, лицо у Вас знакомое. Мучаюсь теперь, где я Вас мог видеть?

    • Возможно, где-то в соцсети или на каком-нибудь форуме. Я же не маскируюсь, как некоторые, и всюду лезу исключительно со своим лицом. Так что мучиться не надо.

Оставить комментарий

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.