НАМЕДНИ

03.08.2016.  Намедни, 2 августа, у меня случилось несчастье. Просто беда. 

Сначала я не хотел писать об этом, даже не мог. Да и кому какое дело. Но потом понял, что не имею права молчать, раз я сам назвал свой блог откровением. Дело в том, что у меня был котёнок. Я вообще люблю и уважаю кошек. Это очень интересные, умные, милые и забавные создания. Конечно, для тех, кто их чувствует и понимает. А таких очень много, наверняка большинство. Как-то я прочитал у одной из своих интернет-знакомых фразу: «Не стану утверждать, что те, кто не любит кошек — плохие люди. Но общаться с ними не стоит». Очень мне понравилось.

Не забуду, как пару лет назад мне подкинули трёх котят. Они лежали возле калитки в сумке с запиской: «Это дети вашего кота». Коты у нас жили всегда, и даже не по одному. А эти котята были совсем некстати. Надо было их куда-то пристроить. Пока договаривались, они ютились у нас, учились лакать молочко. Быстро ко мне привыкли, и по утрам часто все трое взбирались по штанине мне на колени. Самая маленькая стремилась забраться вперёд всех. Так и лежали кучкой. Через неделю я отвёз их знакомой тёте, которая распространяла несчастных котишек на рынке. У неё на прилавке стояла большая деревянная решётчатая клеть, полная разновозрастных котят. Туда она и запустила мою троицу. Деньги тут взимались не с «покупателей», как обычно, а с «продавцов». Двести рублей за «трудоустройство» котёнка.

Пока я разглядывал симпатичных зверюшек, с удивлением заметил, что «дети нашего кота» настойчиво пробираются по головам и спинам собратьев в мою сторону. А самая маленькая пробралась раньше всех и стала тянуть ко мне сквозь решётку свои лапки-ручонки. За лапку я с ней и попрощался. Очень была трогательная сценка.

Но это к слову. А нынче речь о дочке нашей большой кошки, о двухмесячной Машке, Машеньке, Машутке, чёрненькой и глазастой, которая была, естественно, моей любимицей. У её мамки рано кончилось молоко, и я приспособился поить её из бутылочки через резинку от пипетки. С трудом привыкала она к самообслуживанию. Тут возле уха у неё образовалась проплешина, и, опасаясь лишая, я договорился с ветеринаркой об осмотре. Когда собрался ехать, оставил её временно на своём кресле у камина и пошёл через большую комнату на второй этаж будить компаньонов. Увидев, что они встали, я тут же на лестнице развернулся. И наступил на Машку, которая каким-то образом уже оказалась на соседней ступеньке.

Я, у которого в крови привычка смотреть на лестницу прежде, чем начать спускаться. Но тут был не тот случай: я не подходил к лестнице, я просто сделал шаг назад. Да и сколько раз на неё наступали! Но в домашних тапочках. А я уже переобулся в ботинки. Правда, ботинки лёгкие, летние… Машка всхрипнула и забилась в судороге. Изо рта кровь показалась. Мелькнула мысль, что как раз сейчас мы поедем в ветеринарку, где ей помогут… Но пока я донёс её до стола, она умерла. Ещё вдруг вытянулась, как со сна, — и душа отлетела. Ужас охватил меня. Я, здоровый неуклюжий болван, задавил такое маленькое, хрупкое, почти беспомощное и любимое божье создание! Жалость к ней мешалась с ненавистью к себе. Давно я не проливал столько слёз. Спасался валидолом и куревом, хотя курить давно бросил. Но непоправимость содеянного меня не отпускала. Казалось бы — столько достойных людей безвременно погибает, о чём тут я переживаю! Но они не слабее меня. А это же совсем малютка. Сколько раз я гладил её по головке — так доверчива, а сдавишь пальцы — и хрустнет головка.  

Выпил бы стакан водки, да нам надо было ехать по делам на машине. А в конце поездки моя безотказная машина стала, как мёртвая. И тут же полил проливной дождь, препятствуя попыткам привести её в чувство. Три часа мы безрезультатно промаялись в машине и в конце концов оставили её на ночь в ближайшем сервисе.

Вот такой окаянный сложился намедни день.

Дома молодой кот Яшка пришёл, забрался на колени, говорит «Не грусти, я тебя не брошу». Поначалу-то он побаивался малютки Машки, потом стал разрешать ей играть со своим хвостом. Цена его словам — медный пятак в базарный день. Уйдёт в загул — только ищи. Но всё равно приятно. Долго лежит, мурлычет, утешает. Говорю «Умерла ведь твоя сестрёнка». — «Что делать, все помрём»… Это уж точно.

Как-то говорил я со своим внутренним голосом. Есть у меня такой. Кто знает, что это за голос. Утром, ещё не проснулся, идёт какой-то разговор. О чём — не помню. Только упомянул он что-то о смерти. Чья смерть — то ли моя, то ли чья, то ли всего человечества? Я как бы невзначай спрашиваю: «А когда смерть?» Он так спокойно отвечает, словно школьнику напоминает основы арифметики: «Восьмого марта две тысячи двадцать третьего года». С меня сразу остатки сна слетели. Лишь бы запомнить. И запомнил. Вот теперь и не знаю, о какой смерти шла речь. Подождём — проверим, что это — пустые бредни или некий голос свыше.

А говорят ещё, что человек совершеннее компьютера. В чём-то конечно. Но вот на компьютере нажал «отмена», кликнул стрелочку, и всё вернулось на шаг назад. Нет бы людям за тысячи лет додуматься до такого! Так нет — им интереснее изобретать средства взаимного истребления… Не люблю людей. Вечно они не тем озабочены. В целом — довольно противные животные. И я среди них.

Впрочем, это уже совсем другая тема.

Машка

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

4 комментариев к записи “НАМЕДНИ”

Оставить комментарий

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.

Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.