Кое-что о себе

НАЧАЛО  КАРЬЕРЫ

Вот и пролетело пять институтских лет. Возможно, лучшая часть жизни. Хватит учиться, пора работать. Сижу в вагоне, пишу стишок.

Прощай, МИИТ! Без сожаленья
Тебя оставлю навсегда.
Ты мало дал мне наслажденья
И мало радости труда.

Хотя я кой-какие вещи
Познал в твоих стенах, МИИТ,
Боюсь, не буду я, как Бещев
Или как Марквардт, знаменит.

Прости, но я, признаться, выше
Ценю таких людей, каков
Презревший славу и афиши
Борис Петрович Коротков.

Прощай Москва, душа отчизны,
Столица вечной суеты!
С годами лучшими из жизни
Так скоро уплываешь ты.

Все люди честные на свете -
Твои друзья, твоя родня,
И мой уход ты не заметишь,
Как не заметила меня.

Ко всем с душой ты, словно к близким,
И к москвичам, и к тем из нас,
Что за московскую прописку
Готовы другу выбить глаз,

Дойти не только что до драки,
До сделки с совестью, ей-ей,
Не говоря уже о браке
Из-за жилплощади твоей.

Я не такой, Москва, упрямый,
Эгоистичный дуралей.
Ты мне, Москва, признаюсь прямо,
Издалека ещё милей.

Прощай же, мир обетованный,
Мне только «В добрый путь!» скажи
И в дымке, снежной и туманной,
Твои растают этажи…

(Бещев — Министр путей сообщения, Марквардт — доктор наук, начальник кафедры, Коротков — художник, руководитель изостудии).

Совнархоз предложил найти работу самому, и я устроился на завод Латвэнерго, в конструкторское бюро, где платили 95 рублей в месяц в отличие от обычных 80-90. Занимались разработкой аппаратов лучевой терапии. А поскольку преподаватель изостудии МИИТа дал мне лестную характеристику, я набрался мужества параллельно руководить заводской изостудией за небольшую прибавку к зарплате. Вдобавок поступил в вечерние классы Академии художеств, а заодно и на подготовительный курс очного отделения.

Я-5

Не проработав и года, я затосковал и уволился с завода («Я бросил свой завод, хоть, в общем, был не в праве» — В.Высоцкий). Намылился поступать в Академию, а пока устроил себе каникулы. Спланировал «супертайм» по самообразованию и стал изучать языки, историю, философию, заниматься музыкой, живописью и литературой. Тут меня вызвали в КГБ и — новое дело! — предложили поступить на двухгодичные курсы контрразведки в Москве. После выпуска — погоны лейтенанта, оклад 140 рублей, свободное владение двумя иностранными языками, интересная работа с загранкомандировками. В растрёпанных чувствах я взял и махнул на Байкал, где на тяговой подстанции Култук сменным инженером работала Таня. С ней мы, недолго думая, совершили незабываемый поход по горным окрестностям и водным просторам этого великого озера-моря. Но об этом читайте в рубрике «Путешествия» или в книге «За туманом«.

Поскольку в Култуке было слишком ветренно и тоскливо, особенно зимой, Таня после похода уволилась с подстанции и уехала со мной в Ригу, где поступила работать на ВЭФ. Брат Эдгар, двумя годами ранее окончивший Московский энергетический институт, тоже работал в Риге, сначала в Академии наук, потом на полупроводниковом заводе. А я ещё в Култуке получил письмо от папы с газетной вырезкой, в которой сообщалось, что в Москве организован Всесоюзный научно-исследовательский институт технической эстетики (ВНИИТЭ), а в столицах союзных республик, в том числе в Риге — Специальные художественно-конструкторские бюро (СХКБ). Вот, думаю — то, что мне надо. Здесь я стану дизайнером, объединив свою инженерную квалификацию с художественными наклонностями.

В свежеорганизованном бюро я получил должность художника-конструктора третьей категории с окладом 110 рублей, рабочее удостоверение за номером 24, а командировочное и вовсе за номером 1. Отправился в Лиепаю на машиностроительный завод, для которого затем спроектировал обновлённую соковыжималку. Но это не вполне гармонировало с моим профилем инженера путей сообщения, и вскоре я принял участие в работе над первым скоростным электропоездом ЭР-200 для Рижского вагоностроительного завода. Этот завод был знаменит тем, что в царские времена на нём был построен первый в России автомобиль и даже первый в мире танк. К сожалению, до наших дней не дожил не только тот автомобиль и тот танк, но и сам завод сильно обмельчал, что лежит уже на совести руководства независимой Латвии.

 Постепенно я стал подумывать о своём профессиональном росте.

Это Александр Волокитин спел популярную студенческую песню.
Возможно, при ВНИИТЭ есть аспирантура? Я написал туда письмо. И точно — пока нет, но собираются открыть. Я подсуетился и сдал при Рижском университете два предмета из кандидатского минимума — философию и английский. Уже в Москве сдал последний — техническую эстетику. И был принят в первый же поток. Общежития у них не было, и мне пришлось довольствоваться заочным отделением. Темой диссертации взял дизайн пассажирских поездов на примере ЭР-200.

Однако работать по этой теме в СХКБ довелось недолго. В промышленности произошла реорганизация, Совнархозы отменили, и наше бюро перешло в подчинение Министерства местной промышленности, которое к железнодорожному транспорту отношения не имело. Контакты с вагонзаводом прекратились, совмещать  работу с подготовкой диссертации стало затруднительно. Зато в нашем бюро организовали маленький научно-исследовательский отдел под началом приехавшего из Елгавы экс-главного конструктора автомобильного завода РАФ Дмитрия Шпекторова. Он был умён, на пять лет старше меня (день в день), умел общаться с людьми и продуктивно работать. Приглядевшись ко мне, он взял меня в свой отдел, где пошёл по моим стопам, поступил в аспирантуру ВНИИНМАШ и вскоре издал совместно с коллегами и с моим участием книжку по оценке качества продукции, введя в оборот новый термин — квалиметрия. Проблемы качества тогда стояли перед промышленностью остро, а дизайн был составной частью качества. Набрав завидный темп, Шпекторов защитился раньше меня. Забегая вперёд, доложу, что, к большому сожалению, умер он очень рано. 

Как-то весной 1967 года меня отправили в Москву с поручением отвезти в редакцию «Известий», что на Пушкинской площади, партию значков, заказанных и изготовленных на нашей фирме к 50-летию газеты. Заодно директор попросил меня купить в Москве кофе Арабика и Харари, которого в Риге не было, несмотря на её престижный статус. В редакции меня принял главный редактор с помощником и сотрудницей, очень красивой девушкой. На фоне такой красоты меркнут все прошлые и нынешние увлечения, и она проходит сквозь них, как горячий нож сквозь масло. Хотя смотрела она на меня без отвращения, познакомиться с ней я не сумел, не будучи силён в подобных импровизациях, и только погрустил по этому поводу в презентабельном номере гостиницы «Москва», куда был поселен по брони «Известий».

Смотрела на меня она совсем без отвращения,
А я не познакомился. И нету мне прощения!

Не буду скрывать, девушки везде обращали на меня внимание. Со встречного эскалатора метро я непременно «снимал» три затяжных девичьих взгляда. Когда на улице мимо проходили две девушки, они смотрели на меня в упор, а позади я слышал шёпот, где различить можно было только букву «с». Не знаю уж, что она означала. Меня же привлекали только красивые и обаятельные, которых было удручающе мало. И если на первом плане у меня всё же были мои дела, то на втором ничто не могло с ними соперничать. Как поётся в известной песне, первым делом — самолёты, ну а девушки — потом. Бог знает, сколько времени я на них потратил (хотел сказать «убил», но это несправедливо). Я не был лихачом по части знакомств, но счёт «трофеев» за всю сознательную жизнь в поисках «единственной и неповторимой» приближался к двум сотням, хотя я никогда не слыл бабником и чурался платного секса. Любови бывали у меня и разовые, и относительно затяжные, а самые сильные длились по десять лет, да и после этого долго таились в душе параллельно с новыми увлечениями. 

Однако это совсем другая история. К описываемому времени у меня вообще были лишь единичные подружки. А вот очередная сильная любовь подстерегла меня в родимой Риге. Подруга одной из знакомых была не столь эффектна, как видение в «Известиях», но обаятельна и завлекательна. Чувство развивалось спонтанно и постепенно, но засело надолго, несмотря на её неоднозначное поведение. 

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

10 комментариев к записи “Кое-что о себе”

  • Приветик!
    Я тоже ученица школы Твой Старт. Обучаюсь уже на продвинутом курсе, буду рада нашему общению и обмену опытом.
    Моя страничка в контакте: http://vk.com/id17493996
    Заходите в гости)

    • Привет-привет, спасибо за внимание. А я вот парюсь над своим сайтом, что-то он у меня какой-то своенравный. Поэтому в соцсетях пока не общаюсь, нечего выложить на стол. Сегодня с сайта вообще пропал большой рассказ с иллюстрациями, опустошив целую рубрику. Таким опытом меняться не резон.
      Альфред.

  • Приятно с Вами познакомится. Каждый человек, с которым встречаешься, дарит нечто особенное — это свой внутренний мир, который большой и прекрасный. С нетерпением жду новых Ваших статей. С дружеским отношением, Марина.

    • Будем знакомы, Марина.
      Пишите о себе. Что-то я не удосужился раньше ответить. Тут такие порядки, что комментарий не сразу и заметишь. Но лучше поздно, чем… Такова уж наша жизнь — то слишком поздно, то слишком рано. Хорошо всё делать вовремя. Да и то не уверен.

  • Классная статья

  • Интересная статья, понравилась, лайк, если будет также время и интересно посмотреть на 5 красивых моделей, который сейчас проходят отбор за лучшую, то зайди на эту страницу и проголосуй, голосование идет с 03.06.2015 до 15.07.2015 Помоги определить самую красивую девушку, посмотри каждое фото в большом размере! http://vk.cс/3RDtqJ

    • Спасибо за лайк, но проголосовать за девушку не удалось. Какая-то ссылка хитрая, не для нас, простаков. Короче, просто магазин. Будут деньги, зайду.

  • Альфред, лицо у Вас знакомое. Мучаюсь теперь, где я Вас мог видеть?

    • Возможно, где-то в соцсети или на каком-нибудь форуме. Я же не маскируюсь, как некоторые, и всюду лезу исключительно со своим лицом. Так что мучиться не надо.

Оставить комментарий

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.

Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.