Кое-что о себе

СТУДЕНЧЕСКАЯ  ЮНОСТЬ

МИИТ — институт солидный. Относился он не к Министерству высшего образования, а к МПС — Министерству путей сообщения. А МПС, как тогда говорили, — держава в державе: свои ВУЗы, свои санатории и дома отдыха, дворцы культуры, жилищный фонд, поезда и вокзалы и, наконец, свой бюджет. С царских времён железнодорожный транспорт — почти такой же монстр, как армия и флот. Третий «союзник» государства. А тут ещё шла повсеместная электрификация. Так что выбрал я наиболее перспективный факультет электрификации железнодорожного транспорта. Предметов — тьма. Полный комплект инженерного образования. Тут и высшая математика, и физика, и химия, и электротехника, и теоретическая механика, и теория машин и механизмов, и сопромат, и материаловедение… Вдобавок иностранный язык, марксизм-ленинизм, философия, военное дело, и ещё Бог знает что. Разве что музыки и танцев нет. А далее шли специальные предметы, один другого заковыристей, да семинары, да лабораторные работы, да курсовые, и если повезёт, доберёшься до дипломной. Учёба в институте была платной, но успевающим, то есть сдающим экзамены без троек, полагалась в предстоящем семестре небольшая стипендия, возраставшая от курса к курсу.

А пока я окунулся в то, что дают, не без интереса, да и не без успеха, хотя настроен был скорее гуманитарно, чем технически. Техника меня не страшила, но эмоционально ближе мне было искусство. Сами понимаете — кино, литература, музыка, живопись… Поэтому я записался и в местную изостудию, и в самодеятельную киностудию, да и про аккордеон не забывал. А из спортивных занятий выбрал секцию самбо. Возле нашего общежития располагался незаурядный Дворец культуры МИИТ, где проходили тематические и праздничные вечера, концерты с танцами, выступали коллективы самодеятельности, приезжали именитые артисты, работала библиотека с уютной читальней, велись занятия в кружках. Нередко к культурному досугу приобщалась молодёжь из Марьиной Рощи. Бывали и драки, которые нейтрализовались дружинниками. Помимо ДК, мы часто ходили в кино, иногда в театр, целую ночь дежурили в Лужниках, паля костры, в бесконечной очереди на Венский балет на льду.

Поначалу, пока ни с кем не подружился, я не без приключений гулял по Москве самостоятельно. Помню, как в Александровском саду шедшие навстречу две девчонки расходились по краям аллеи, растягивая между собой ниже пояса чёрную нитку, и радовались, когда я, не заметив, разрывал её на полном ходу. Ещё там ко мне долго и настойчиво клеился, приглашая в гости, интеллигентный мужчина, очень похожий на артиста Дружникова.

Первую сессию я сдал легко, а со второй случился фокус-покус, но об этом чуть позже. Сначала-то я жил у тёти Таи, маминой сестры, а на второй семестр перебрался в общежитие к друзьям-однокурсникам. Комната была большая — на восемь человек. Компания здесь уже сложилась — палец в рот не клади, но постепенно благодаря остроумию я был принят за своего. А дружеские союзы у меня всегда почему-то бывали тройственные. Может, и у других так. Довольно быстро я сблизился с Валерием и Аркадием, и мы втроём в промозглые весенние ночи, даже под дождём, спали на балконе — закалялись. И постепенно сдружились настолько, что объединились в СТЧ — «Союз трёх человек» — и на Ленинских горах (бывших Воробьёвых, где поклялись в дружбе Герцен с Огарёвым) закопали бутылку с подобием клятвы, завершавшейся словами «И пусть сгинет вся гниль». И стали вести курсовой рукописный журнал «Объектив». Правда, в единственном экземпляре.

А из девчонок я особенно подружился с Таней Б. из Рыбинска, которая училась в нашей группе и тоже жила в общежитии.

На первомайские праздники наш курс мобилизовали на физкультурный парад. Несколько раз вечерами ходили на репетицию на Красную площадь («раз — два — три — разметка!»), а первого мая в новенькой форме — светлые брюки и красные рубашки — гордо прошлись перед трибунами, да ещё и кое-какие фигуры показывали, махали клюшками. Несмотря на то, что тогда впервые проводился телевизионный репортаж с Красной площади, соответствующих картинок в интернете я не нашёл. А казённые брюки и рубашки нам оставили — продали по дешёвке.

1-maya-1956-fizkulturnyiy-parad1 мая 1956 г.

Теперь про фокус-покус. Была у нас в комнате пудовая гиря, которую желающие по утрам выжимали. И перед первым же экзаменом я занялся этой гирей. Тут на меня зашикали: «Ты что? — А что? — Неуд получишь!» Оказалось, тут такая примета. Я только ухмыльнулся. Экзаменов я не боялся, чувствовал себя уверенно. И получил неуд. Перед вторым экзаменом сцена с гирей повторилась. И снова неуд. Дело пошло на принцип, и перед третьим экзаменом я упрямо взялся за гирю и выжал, как обычно, шестнадцать раз каждой рукой. Коллеги хватались за головы: «Отчислят!» Отчислить не отчислили, но очередной неуд я-таки схлопотал. Пока сессия не кончилась, один предмет удалось пересдать, но с намерением переметнуться в другой институт пришлось попрощаться. 

На втором курсе я жил уже в другой комнате, и гири, по счастью, там не было. Поэтому и неудов больше не получал. Но неприятности бывали. К примеру, преподавательница марксизма-ленинизма, с которой мы разошлись во мнениях на семинаре, запустила на институтское радио поклёп в мой адрес. Социализм тогда ещё был живёхонек, но говорить о нём следовало, как о покойнике: или хорошо, или ничего. А я задавал ненужные вопросы, как какой-нибудь ревизионист, и был провозглашён стилягой. Хорошо, что не врагом народа.

hrabrovo-zhenskoe-torzhestvoЖенское торжество на зимней вылазке.

На каникулы я приезжал домой, общался с друзьями, вместе ходили в школу на вечера встречи, в рестораны, кафе и клубы, где увлекались танцами под джаз, знакомились с девушками. В Риге было много небольших и совсем неплохих джаз-оркестров, и впредь до появления бардов с их гитарами это был бесспорно мой любимый музыкальный жанр.

После второго курса основная масса студентов поехала на Алтай и в Казахстан поднимать целину, а в Москве состоялся Международный фестиваль молодёжи и студентов, на который оставили участников самодеятельности, в том числе и меня как аккордеониста, и я выбился там в лауреаты районного масштаба. Для оживления воспоминаний привожу «Карусель», которую я записал, правда, уже в наше время, сыграв на синтезаторе может и похуже, но зато с собственной ансамблевой аранжировкой. А в те поры аппаратуры для звукозаписи у нас не было.

Этот фестиваль был одной из ярких примет разгоравшейся «хрущёвской оттепели», которая началась для нас с фильма «Карнавальная ночь», показанного в канун 1957 года. Этот фильм, представляющийся сейчас рядовой музыкальной комедией, тогда поражал неожиданной свежестью и смелостью, опрокидывал бюрократические стереотипы, ломал оковы лицемерной назидательности и пробуждал надежду на более свободную и весёлую жизнь. И действительно, оттепель одарила нас многими возможностями, одна из которых — повальное распространение туристских путешествий — особенно пришлась мне по душе.

Это Женя Глазунов (приятель из более поздних времён) спел популярную туристскую песенку.

 На третьем курсе мы с Таней стали увлечённо готовиться к летнему походу. Многие вечера просиживали в библиотеке Клуба туристов за изучением маршрутов и отчётов и выбрали для начала горный Алтай, куда и отправились в августе. А перед походом ещё осваивали разные туристские премудрости вроде вязания узлов, и я даже написал «Устав бригады «Прыжок в тайгу» и «Кодекс заповедей участника экспедиции». Компанию дополнили ещё одна однокурсница и молодой инженер с завода РЭЗ, на котором летом мы проходили производственную практику. Родители переживали: здесь, на даче, так хорошо, море, река, лес… Захотелось попутешествовать — сели на велосипеды да поколесили по Латвии. Но меня влекло вдаль. Я сдал охотминимум, закинул на плечо отцовскую двустволку и был таков.

oktyabr-1958-kopiya-szhato

Франт-второкурсник

58-14В дебрях Алтая

58-22

На обратном пути, спускаясь с гор, я сочинил «Оду на день прощания с горным Алтаем»:

Чудесный край! Когда тебя я покидаю,
И вдаль уносятся мои мечты,
Тебе я песню эту оставляю,
Страна величественной красоты!

Мне не забыть теперь, Алтай прекрасный,
Твой необъятный сказочный простор,
Я полюбил твой воздух – чистый, ясный,
И  голубую дымку дальних гор,

И рокот рек твоих, крутящих вихри пены,
И говор ласковый прозрачных ручейков,
И сине-серых скал теснящиеся стены,
И зелень яркую средь каменных оков.

Брести я полюбил тропою бесконечной,
Петляя по горам, где всё ласкает глаз…
Хоть тяжесть рюкзака и давит мне на плечи,
Зато краса твоя на сердце мне легла.

Стоят в глазах, на стражников похожи,
Пихт стрелы тёмные средь зелени берёз,
И чувствую давно не мытой кожей
И жар полдневный, и ночной мороз…

Алтай! Я улетаю вольной птицей,
Не в силах унести тебя в руках,
Но оставляю здесь души частицу –
На кручах гор, в повисших облаках.

58-35-filtr

Фотографии тогда у нас были нецветные, это уже в нынешние времена я расцветил их на компьютере.

После этой поездки мы с Таней уже мечтали о будущих путешествиях. В духе стихотворения из альманаха «Туристские тропы»:

«Запутав след в тайге суровой, 
Оставив по два сухаря,
Даём, измученные, слово
Остепениться с января.

Но, прожив дома год, неловко
Мы чертим карты от руки,
Латаем старые штормовки, 
Кладём консервы в рюкзаки

И, грусть мешая с наслажденьем
(Себя не каждый разберёт),
Вдали от дома дни рожденья
Подряд встречаем третий год».

Тем более, что у нас дни рожденья как раз в августе, в самый отпускной период.

Но были и другие интересы. Как-то в мае 1959 года нам на глаза попалась афиша о гастролях в Москве джаз-оркестра из ФРГ под управлением Макса Грегера — всего один концерт в Зелёном театре парка ЦДСА. Это имя нам ничего не говорило, но гастроли западных коллективов в те поры были в диковинку, и мы поспешили взять билеты. Концерт оказался увлекательным и знаменательным. Правда, первое отделение проходило при дневном свете, и публика ещё не сосредоточилась. Да и тринадцать немцев, разместившихся на эстраде, слегка тушевались: видимо, опасались холодного приёма в логове коммунизма. Но искусство брало верх над политикой, и второе отделение при нормальном концертном освещении прошло уже под бурю аплодисментов. Сам маэстро весело командовал парадом, мастерски играл на саксофоне, порой брал лежавший тут же аккордеон, а из глубины оркестра какой-то штатный шутник издавал вдруг комичные выкрики, веселя публику. В общем, я был покорён звучанием этого оркестра, и до сих пор он остаётся едва ли не самым моим любимым джаз-бэндом.

 

Он лучше всех оживляет любимые мелодии Гленна Миллера и Билли Вона.

 

 

Закончив четвёртый курс, а затем летнюю эксплуатационную практику на Южно-Уральской железной дороге, мы с Таней отправились вдвоём (компания не сложилась) на теплоходе из Куйбышева в Астрахань, а оттуда на почтовом катере в дельту Волги, открывшую нам новый удивительный край, который настолько нам полюбился, что ездили мы туда с разными попутчиками ещё четыре раза. Что мы там нашли привлекательного? О, это была целая страна девственных островов и бесчисленных проток, напомнившая нам Австралию, знакомую лишь по немногочисленным книжкам, но больше по собственным домыслам.

Турпоходами с той поры мы заболели всерьёз, а под влиянием книжки В. Гантмана «4000 километров на моторных лодках» я увлёкся ещё и этими самыми моторными лодками. Неведомые берега, «пролетающие мимо с кинематографической быстротой», влекли меня с неодолимой силой.

После завершения пятого, последнего курса мы с Таней присмотрели на Химкинском водохранилище слегка подержанную белопалубную спортивную мотолодку, столь же заслуженный мотор «Москва» (ибо всё новое было в безнадёжном дефиците, то есть отсутствовало напрочь) и от Витебска по красавице Западной Двине вдвоём, не считая собаки, приехали в Ригу, а потом и в Юрмалу, на дачу. А собакой была легавая щеняга Инга, облюбованная нами в Москве на Птичьем рынке. Стоила она пять рублей, размером была с туристский ботинок, но съела без передышки купленную на рынке треску размером вдвое поболе себя. Мы только облизывались, поскольку, истратив на лодку с мотором последние триста пятьдесят рублей, ехали впроголодь и даже, чтобы не помереть с голоду, как-то поймали и съели чью-то домашнюю утку. 

В сентябре мы вернулись в Москву, где я задержался с защитой диплома и получением офицерского звания, а Таня поехала по распределению на Восточно-Сибирскую железную дорогу, прямо на берег Байкала. Вообще-то мы собирались туда вместе, но я как «национальный кадр» был направлен в распоряжение Совнархоза Латвийской ССР.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

10 комментариев к записи “Кое-что о себе”

  • Приветик!
    Я тоже ученица школы Твой Старт. Обучаюсь уже на продвинутом курсе, буду рада нашему общению и обмену опытом.
    Моя страничка в контакте: http://vk.com/id17493996
    Заходите в гости)

    • Привет-привет, спасибо за внимание. А я вот парюсь над своим сайтом, что-то он у меня какой-то своенравный. Поэтому в соцсетях пока не общаюсь, нечего выложить на стол. Сегодня с сайта вообще пропал большой рассказ с иллюстрациями, опустошив целую рубрику. Таким опытом меняться не резон.
      Альфред.

  • Приятно с Вами познакомится. Каждый человек, с которым встречаешься, дарит нечто особенное — это свой внутренний мир, который большой и прекрасный. С нетерпением жду новых Ваших статей. С дружеским отношением, Марина.

    • Будем знакомы, Марина.
      Пишите о себе. Что-то я не удосужился раньше ответить. Тут такие порядки, что комментарий не сразу и заметишь. Но лучше поздно, чем… Такова уж наша жизнь — то слишком поздно, то слишком рано. Хорошо всё делать вовремя. Да и то не уверен.

  • Классная статья

  • Интересная статья, понравилась, лайк, если будет также время и интересно посмотреть на 5 красивых моделей, который сейчас проходят отбор за лучшую, то зайди на эту страницу и проголосуй, голосование идет с 03.06.2015 до 15.07.2015 Помоги определить самую красивую девушку, посмотри каждое фото в большом размере! http://vk.cс/3RDtqJ

    • Спасибо за лайк, но проголосовать за девушку не удалось. Какая-то ссылка хитрая, не для нас, простаков. Короче, просто магазин. Будут деньги, зайду.

  • Альфред, лицо у Вас знакомое. Мучаюсь теперь, где я Вас мог видеть?

    • Возможно, где-то в соцсети или на каком-нибудь форуме. Я же не маскируюсь, как некоторые, и всюду лезу исключительно со своим лицом. Так что мучиться не надо.

Оставить комментарий

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.

Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.