Кое-что о себе

РИГА  ПОСЛЕВОЕННАЯ

13 октября 1944 года войска трёх прибалтийских фронтов выбили немцев из Риги, и через месяц мы уже вернулись домой. Дом был цел, на стене красовалась размашистая надпись мелом «Мин нет. Кузнецов«. Но квартира была занята, и папе дали несколько других адресов. А пока мы поселились в гостинице у вокзала.

Рига была неузнаваема. Какие фонарики на домах, какая вода, бегущая по витринам! В городе не было ни света, ни газа, ни тепла. Кегумская гидроэлектростанция была взорвана, разбомблены мосты через Даугаву, а на месте многих домов громоздились развалины.

Рига после войны 7

Освещались плошками, которые покупали на базаре. По три рубля — поменьше, по пять — побольше. Как раки у Жванецкого. Вечером ходили с фонариками. Днём осматривали предлагавшиеся квартиры. Пустых квартир было много, их в спешке оставили немцы и их приспешники, побросав ненужный хлам. Более солидное имущество уже было вывезено и складировано в казённых местах во избежание мародёрства. Но как всё-таки в детстве интересны все эти приключения и новые впечатления, доставляющие взрослым столько хлопот и нервов! Не зря в природе задумана смена поколений.

Постепенно жизнь в городе налаживалась. Улицы и площади расчистили от завалов, через Даугаву навели понтонный мост, восстановили электрическое освещение, заработали школы и магазины. Поначалу мы поселились на улице Стрелков в доме рядом с 71-й школой, куда с братом и ходили: я в первый класс, он во второй. А весной перебрались в пятикомнатную квартиру на третьем этаже шестиэтажного дома на улице Ханзас с домофонами в двух подъездах, где какое-то время жил сам Вилис Лацис — крупный латышский писатель и по совместительству Председатель Совета министров республики. Папе разрешили приобрести на складе недостающую мебель, пианино и несколько картин. Правда, в доме не было централизованной горячей воды, и истопник, он же дворник, раз в неделю кочегарил, разогревая её на дровах в большой цистерне. Долгое время не было и газа, пока не провели дашавский, не работали лифты, которые так и не наладили за тридцать лет (и куда смотрел Лацис?). Но зато просторная квартира позволила выписать из деревни бабушку, а потом и тётю, одну из маминых сестёр. 

Улица была покрыта булыжником, по ней грохотали грузовики и конные повозки, с песней проходили колонны солдат, идущих в баню, или пленных немцев, направлявшихся на работу. Немцы были разные, но больше молодые, бодрые и весёлые, они говорили по-русски и не прочь были крикнуть вместо приветствия «Гитлер капут!» Посвистывая, они строили забор вокруг стадиона и, казалось, были вполне довольны своей участью. Ещё бы не быть довольными, уцелев в такой мясорубке. 

25 марта 1945 года был чудный весенний день, высохли последние лужи, и пока папа с мамой занимались капитальной уборкой, нас с братом выгнали проветриться на улицу. Тут мы и проветрились. Подошли ещё два пацана, и старшой — кстати, наш двоюродный брат Володя — предложил посмотреть настоящую мину. А рядом с домом был заброшенный военный двор, где в сарае на сене мы и рассмотрели ту самую мину. Мина как мина, хвостатая, от миномёта. Поговорили и пошли было вон, но четвёртый пацан, Витя, подобрал кое-что ещё. Выйдя на улицу, говорит — «Я знаю, это лимонка. У неё надо снять колпачок и тянуть за кольцо…» И взялся за работу.

Лимонка 3

Тут Володя опомнился и крикнул «Бросай! Бегите!» Виктор бросил лимонку, и все кинулись наутёк. Через несколько шагов брат остановился, заподозрив, что это розыгрыш, я ещё и вовсе не вышел из-за забора, и тут грянул взрыв. Посыпались стёкла, раздались крики, в ушах тоненько засвистело.

Лимонка 4

Эти фото из интернета имеют только видимое отношение к нашему взрыву.

Эдику досталось девятнадцать осколков, Витьке четыре, Вова успел нырнуть в нишу подъезда. Я был ближе всех, но за глухим забором. Осколки его изрешетили, но застряли в досках. Хорошо, что лимонка была в тонкостенном корпусе, а вот Ф-1 насквозь пробила бы забор и меня заодно. 

Выскочивший папа подхватил окровавленного Эдика и устремился к дому неподалёку, где жили военные. Вызвали скорую, поехали в ближайшую больницу. Больница, на мой взгляд, была покомфортабельнее большинства нынешних, и Эдгар провёл там целый месяц. Осколки вытащили, а самый большой отдали ему на память.

Надо сказать, что в те поры взрыв гранаты не был чрезвычайной редкостью. До 50-х годов в окрестных лесах орудовали свирепые банды «лесных братьев», нападавших на деревни, на проезжающие по дороге автомобили или простых путников, а местные жители нередко подрывались на минах. 

А потом был праздник Победы. Девятого мая я встал первым и включил приёмник. И услышал торжественное сообщение о капитуляции Германии. На радостях мы пошли в кино на фильм «Весёлые ребята». Почти рядом с домом, вдоль пустыря, устанавливали батарею зениток для салюта. Ну, думаем, будет шорох. У артиллеристов поинтересовались, как не оглохнуть от залпов. «Либо заткнуть уши, либо открыть рот, — объяснили нам с братом. — Но ни в коем случае не то и другое вместе». В кинотеатре «Форум» перед кинокомедией нам сдуру показали кинохронику про лагерь смерти Майданек с освобождёнными полускелетами, с горами женских волос, браслетов, золотых зубов, с печами крематория и прочими ужасами. Так что выдали нам контраст впечатлений на полную катушку. А вечером долбанули зенитки. Снова вылетели стёкла, хорошо, что не из дома, а из длинного одноэтажного гаражного комплекса напротив.

Салют 1

Перерыв — музыкальная пауза. Послушаем Алексея Покровского.

 

К лету нам выделили дачу. Прошлая была занята, но эта располагалась неподалеку, подальше от реки, но ближе к морю и лесному массиву. Когда мы приехали туда с мамой, тётей и вещами, стоявший там часовой с автоматом отказался нас пускать на территорию. Каким-то образом на нашей даче оказалось расквартировано отделение солдат, которые пока были где-то в отлучке. «Ну мы хотя бы занесём вещи!» — «Нет, нельзя, не имею права». Часовой довёл маму до слёз и только тогда нас впустил, за что потом несколько дней сидел «на губе», разбирая и собирая свой автомат ППШ. Мы с братом вертелись вокруг и почти с ним подружились, но вскоре их перевели в другое место.

3

5 сжато-min

Дача была вполне приличная, правда, без коммуникаций. Ни газа, ни водопровода, ни канализации, ни, тем более, радиоточки и телефона. В саду был колодец, который качали руками, и выгребная яма под туалетом. В доме — хорошие, облицованные кафелем, дровяные печки, на кухне — кирпичная плита. Впоследствии нам установили бак с насосом и провели от него в дом квази-водопровод. В общем, дом был зимний, и при желании там можно было жить круглый год. Рядом находилась капитальная постройка под гараж с комнатой для шофёра. И дом, и гараж — под крышами из оцинкованного железа. Участок, размером около 12 соток, лицевой стороной выходил на улицу с подобными же дачами, тыловой — в лес с молодыми соснами, а по бокам граничил с соседями. В саду росли отдельные большие сосны и три молодые ёлки, постепенно мы посадили фруктовые деревья, выделили место под цветники и огород. 

В те поры Юрмала (в переводе с латышского Взморье) ещё не считалась городом, а была просто вереницей дачных посёлков, вытянувшихся среди соснового леса между побережьем Рижского залива и рекой Лиелупе. Побережье представляло собой необозримый песчаный пляж с набегающими по мелководью неторопливыми волнами. Речной берег, хотя и более компактный, тоже был удобен для загорания и купания. Местами травка, местами песок, более крутой спуск в воду. Если по морю надо было брести метров тридцать, чтобы наконец окунуться, то здесь можно было нырять почти сразу. Вода потемнее морской, желтовато-коричневая, но тоже прозрачная и заметно более тёплая. Морской пляж, открытый к северу, получал солнце сзади, как бы вдогонку, а речной берег был открыт к югу, как черноморский, и получал солнце в упор. Поэтому даже в прохладную погоду при солнце тут пригревало крепко.

Народу в Юрмале было мало, перелески полны черники и грибов, которые можно было собирать даже по дороге к железнодорожной станции, что находилась в десяти минутах ходьбы от дома. Улицы были без всякого покрытия, песчано-травяные, с соснами и рощицами, заасфальтированы были только некоторые тротуары, главный проспект Булдуру да дорога на станцию (и те все в выбоинах).

На Межа-проспекте, как называлась наша улица, над островком из молодых берёзок и кустиков в хорошую погоду кружился рой стрекоз. Поймав комара или другую мелкую «дичь», они садились на забор перекусить и отдохнуть. Тут мы с братом их и ловили, незаметно подкравшись и ухватив за хвост. «На ловлю» часто ходили, тайно выбравшись из окна во время послеобеденного мёртвого часа. А вечером, когда опускалась роса, над дорожками сада низко носились, потрескивая целлулоидными крыльями, большие стрекозы, одни с коричневым хвостом, другие, самые красивые, с хвостом в голубую полоску. Аромат этих моментов легко всплывает из моего подсознания вместе с запахами вечернего сада. А стрекозы мне нравятся до сих пор за красоту, громадные глаза и добродушный характер, за то, что ни на кого не похожи. К тому же они поедают всяких кровососов вроде комаров. В руках они трепещут прозрачными крыльями и старательно, но не больно кусаются большими чёрными клешнями. Однако с годами их становится всё меньше — теперь даже в не населённой местности их встретишь нечасто. Видимо, из-за широкого применения инсектицидов и прочей агрохимии общая экологическая атмосфера изменилась не в их пользу. А без них и лето мне кажется каким-то неполноценным. 

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

10 комментариев к записи “Кое-что о себе”

  • Приветик!
    Я тоже ученица школы Твой Старт. Обучаюсь уже на продвинутом курсе, буду рада нашему общению и обмену опытом.
    Моя страничка в контакте: http://vk.com/id17493996
    Заходите в гости)

    • Привет-привет, спасибо за внимание. А я вот парюсь над своим сайтом, что-то он у меня какой-то своенравный. Поэтому в соцсетях пока не общаюсь, нечего выложить на стол. Сегодня с сайта вообще пропал большой рассказ с иллюстрациями, опустошив целую рубрику. Таким опытом меняться не резон.
      Альфред.

  • Приятно с Вами познакомится. Каждый человек, с которым встречаешься, дарит нечто особенное — это свой внутренний мир, который большой и прекрасный. С нетерпением жду новых Ваших статей. С дружеским отношением, Марина.

    • Будем знакомы, Марина.
      Пишите о себе. Что-то я не удосужился раньше ответить. Тут такие порядки, что комментарий не сразу и заметишь. Но лучше поздно, чем… Такова уж наша жизнь — то слишком поздно, то слишком рано. Хорошо всё делать вовремя. Да и то не уверен.

  • Классная статья

  • Интересная статья, понравилась, лайк, если будет также время и интересно посмотреть на 5 красивых моделей, который сейчас проходят отбор за лучшую, то зайди на эту страницу и проголосуй, голосование идет с 03.06.2015 до 15.07.2015 Помоги определить самую красивую девушку, посмотри каждое фото в большом размере! http://vk.cс/3RDtqJ

    • Спасибо за лайк, но проголосовать за девушку не удалось. Какая-то ссылка хитрая, не для нас, простаков. Короче, просто магазин. Будут деньги, зайду.

  • Альфред, лицо у Вас знакомое. Мучаюсь теперь, где я Вас мог видеть?

    • Возможно, где-то в соцсети или на каком-нибудь форуме. Я же не маскируюсь, как некоторые, и всюду лезу исключительно со своим лицом. Так что мучиться не надо.

Оставить комментарий

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.

Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.