Кое-что о себе

ЖЕНСКИЙ  ВОПРОС

Понятно, женщина − это то, к чему мужчину всегда влечёт. Хотя для меня это не женщина, а девчонка. Женщины – это тёти, замужние и с детьми. Они меня никогда не привлекали. Только среди девчонок я мог бы найти достаточно прелестный экземпляр, хотя возрастная разница между нами неудержимо увеличивалась. Правда, сохраняя молодость души и тела, я и в пятьдесят лет ещё пользовался вниманием юных созданий.

В начальники я никогда не лез. Если меня ставили, то я был начальник либеральный. Но и над собой жёсткой команды не терпел. Потому и военную карьеру отмёл. А уж как мне шла офицерская форма, – был бы просто неотразим. Независимо от рода войск.

Январь 1963 - копия

Мне б фуражку, да с кокардой,
Эполеты с бахромой,
Шпагу с вычурною гардой,
Лацкан с красною каймой! 

Тем не менее, претензий к своей внешности у меня всегда хватало. Досадовать на себя, на своё тело, на свои поступки − самое любимое дело! А кто этот тот, который досадует? Он что, вне критики? Над схваткой? А я и на него досадую. Ишь, выискался. Тогда кто этот я, который и на него досадует? Ещё какая-то субстанция? Сколько же их? Это ж голову сломаешь! А кто будет ломать голову? Ещё кто-то?.. В том-то и дело.

Корить других – что может быть проще! А когда ошибаешься сам, оправдываешься тем, что будет урок на будущее. Но ситуации не повторяются, они каждый раз новые. С одной стороны, был я смел и предприимчив, ни перед кем не тушевался и заходил в любые двери, кивнув цепному привратнику. Куда только я не проходил с обезоруживающей невозмутимостью! Но упускал удачу, которая сама шла в руки. «За счастьем, кажется, ты по пятам несёшься, а как на деле с ним сочтёшься – попался, как ворона в суп». Это про меня, хотя я и против супа из вороны. Но тут есть кое-что, чем можно и погордиться. Ведь если удача обходит меня стороной, то все достижения – дело моих рук, а не везения или покровительства высших сил… 

Да, чего только мы не придумаем для самооправдания! Взять хотя бы женский вопрос. Когда-то давно, в Риге, был я в восторге от одной иногородней девушки. Но она на полгода уезжала домой, а когда вернулась и позвонила, я принял её за другую и отшил. Спохватился, но поздно, связь была односторонняя. Теперь хоть бейся головой о стену. Или, помню, директор рижского СХКБ послал меня в Москву отвезти в редакцию «Известий» партию значков, изготовленных на нашей фирме к 50-летию газеты. Заодно попросил купить кофе Арабика и Харари в зёрнах, которого в Риге не было, несмотря на её престижный статус. В редакции меня принял главный редактор с сотрудницей, очень красивой девушкой. На фоне внезапной красоты все прошлые увлечения меркнут, и она проходит сквозь них, как горячий нож сквозь холодное масло. Хотя смотрела она на меня одобрительно, познакомиться с ней я не сумел, не будучи силён в подобных импровизациях, и только погрустил по этому поводу в презентабельном номере гостиницы «Москва», куда был поселён по брони «Известий».

Смотрела на меня она совсем без отвращения,
А я не познакомился. И нету мне прощения!

Должен сказать, девушки везде обращали на меня внимание. Со встречного эскалатора метро я непременно «снимал» как минимум три неотрывных девичьих взгляда. У меня даже вошло в привычку их планировать при входе на эскалатор. Находясь вне досягаемости, девушки могли себе это позволить. На улице они были смелы только вдвоём, когда, идя навстречу, смотрели в упор, а позади был слышен только шёпот с различимой буквой «с». Я же реагировал только на красивых, а они встречались редко. И если на первом плане у меня всегда были мои дела, то уж на втором ничто не могло с ними соперничать. Как поётся в песне, «первым делом – самолёты, ну а девушки – потом». Бог знает, сколько времени я на них потратил (хотел сказать «убил», но это несправедливо).

Я не был ни отъявленным бабником, ни лихачом по части знакомств, к тому же был привередлив, избегал платного секса, но счёт любовных трофеев за время поисков «единственной и неповторимой» приближался к сотне: в погоне за качеством неизбежен рост количества. Конечно, контакты бывали и случайные, разовые, и относительно затяжные, а наиболее сильные чувства длились по десять лет, да и после этого долго теплились в душе параллельно с новыми увлечениями.  Но это другая история. К описываемому времени за мной числились лишь отдельные романтичные эпизоды да единичные подружки. И рижская Наташа, одноклассница одной из них, была не столь эффектна, как видение в «Известиях», но весьма обаятельна и завлекательна. Чувство развивалось постепенно, но засело надолго.   

Вскоре я уехал в Москву, а там своя жизнь. Однажды, когда я торчал в Главке, просматривая отчёты, зашла очень симпатичная незнакомка с Калининского завода. Ходатайствовала о гостинице, но ей не могли помочь. Ушла, огорчённая. А у меня – персональная двухкомнатная резиденция. Получше гостиницы. Такой повод! Ведь я тоже ездил в Калинин и бегал по городу в поисках места для ночлега. Поймать трёх зайцев сразу! Но я поскромничал. Или растерялся. Когда опомнился, её и след простыл. Были и у нас на работе симпатичные девушки. Кое-кому из них удалось меня соблазнить, но и только. А к одной подобраться никак не получалось. Наконец, сговорились на автомобильную вылазку: я вдвоём с братом, она с подругой. Однако они так капризничали, что найти какое-то подобие общего языка нам так и не удалось. Ещё одна симпатяга, Леночка, и вовсе не подавала признаков взаимности, хотя я по всем параметрам был женихом завидным.

А то ещё была премилая девушка Надя, работала в удалённом отделе нашего института. Потом она перешла в МПС, а я к ней так и не подчалил. Через пару лет, находясь по делам в этом министерстве, случайно её встретил и, к моему удивлению, она очень мне обрадовалась. Немного поболтали, но я спешил с годовым отчётом к главному инженеру и даже телефон не спросил. Потом безуспешно пытался её найти. Да чего там – просто не проявил настойчивости, отвлекли другие заботы, да и на тот момент было с кем встречаться. Нет, в отличие от моих кумиров, главного я никогда не умел вычленить. Разбрасывался. Ловил всех зайцев сразу. Потому и не достиг ничего выдающегося. А ведь мог.

С девушками таких случаев было немало, и все они сидят занозами до сих пор, хотя я и имён-то их не помню, да и самих уже не узнал бы. Мне мало кто нравился, и если я кого упускал, то всегда казалось, что как раз ту самую, которая… Но тут есть и отрезвляющий момент. Упущенная карта представляется нам козырным тузом, сорвавшаяся рыба − самой крупной, не доставшийся кусок − самым вкусным, потерянный лотерейный билет – выигрышным. А на каком, собственно, основании? Скорее всего, это самообман. А то бывает: опоздал на самолёт, горевал, горевал, а он возьми да и упади. Хороший повод для утешения! А что такое утешение? Да это опять самооправдание! Смотри-ка, оно рядится в самые невинные одежды. И занимается самообманом, его же и разоблачая. Видимо, такое свойство организма. Ведь другой раз, кабы не оно, так и в петлю полез бы. Закон самосохранения! Так и постигаешь истины, на своих шишках.

Вообще-то, московские девушки слишком избалованы мужским вниманием. Чуть посимпатичнее, и вокруг уже вьются поклонники – не подступишься. В Москве на десять девчонок не девять ребят, а все двадцать. Они съезжаются отовсюду, все активные и голодные, как волки. Да и город большой: проще завести новое знакомство, чем встретиться со знакомой, которая живёт далеко. Отсюда непрочность отношений. В других городах девушки менее заносчивы, но связь с ними ещё более хлипкая. Вот и выбирай из двух зол. Всё же, когда в рижской газете стали публиковать брачные объявления, я, бывая в Риге и частенько их просматривая, вспомнил Долматовского и подал своё. Чем чёрт не шутит! И получил более четырехсот откликов. Ежедневно в ящике − кипы писем из самых разных городов. В результате погряз в переписке: завязывались целые эпистолярные романы, если и не любовные, то дружеские. Но об этом – в рубрике «Мужчина и женщина«. Там можно почитать эту самую переписку, хоть и не всю, зато практически дословно. А почти всю – в двухтомной книге «Я к Вам пишу…», которая, впрочем, ещё не опубликована. Но это для тех, кто любит эпистолярный жанр и интересуется психологией отношений.

Поёт Виктор Шабанов:

Переписка иногда увлекает, но очно я так ни с кем как следует и не познакомился, потеряв кучу времени и душевных сил. Встречался с несколькими москвичками, но развития это не получило. 

А как же моя рижская любовь Наташа, которую я покинул, едва обретя? Она изредка приезжала ко мне в Москву, а я навещал её во время командировок в Ригу. Дважды проводил с нею отпуск – один раз ездили втроём с Таней в дельту Волги, в другой раз вдвоём, на «Стрелке», по каналу на Московское море. Разлука сопровождалась сочинением стихов и обильной перепиской, в основном, с моей стороны.

А я по грязи хлюпаю
И почте досаждаю,
Вдвоём с надеждой глупою
Над письмами гадаю.

Дальше дело не шло – видимо, мы всё же не вполне подходили друг другу. Оставалось о Наташке петь песни, одну из которых можно послушать, а заодно посетить интересный сайт «Неизвестный гений». Но главное, она не давала ощущения надёжности. Говорила: «Держи меня крепче, Фред!», и чуть что, ускользала из рук, как мыло в проточную воду. К примеру, перед поездкой на Московское море сидели мы вечером вдвоём на станции Хлебниково в ожидании электрички в Москву. Я и говорю: «Вот представь, ты тут сидишь и ждёшь меня. Одна электричка, другая, уже поздно, а меня всё нет… И тут подходит парень и предлагает пойти к нему домой. Ты бы согласилась?» – «Конечно!» – отвечает без колебаний. – «Вот видишь, а Таня бы не пошла». – «Ну, я не Таня».

Были и более возмутительные случаи. Однажды на Лиго мы втроём с Таней поехали на электричке на ночь в пригородный лес. Сидели у костра, пели песни. Когда мы с Таней поспорили относительно одного мотива, Наташа встала и куда-то отошла. И пропала. А вокруг лес и тёмная ночь. Я пошёл её искать и, в конце концов, встретил на лесной дорожке с каким-то парнем. Они шли, обнявшись, и мирно щебетали. Заметив меня, попытались скрыться, но было поздно. Тогда парень смылся, а я врезал Наташке пощёчину и утащил к лагерю. Вылазка была испорчена, и мы вернулись в город.

В другой раз она назначила мне свидание на пустынном пляже в районе устья Лиелупе. По берегу моря дотуда километра два-три. Иду я и встречаю парня с разбитым лицом. Поинтересовался, что случилось. Он объяснил, что там, в дюнах, развлекалась какая-то парочка, и когда он случайно проходил мимо, этот хмырь набросился на него с кулаками. Я прибавил шагу и вскоре увидел на отдалённом песчаном холме силуэты парня и девушки, которые, заметив меня, скрылись за холмом. Когда, наконец, я добрался до Наташи, она была одна и всё отрицала, но песок в её волосах  вызывал у меня подозрения. Подобные эксцессы не позволяли мне, несмотря на отчаянное чувство, рассматривать её кандидатуру всерьёз.

Это были сильные переживания. Обидные, горестные. Потому что я её любил. Женщины – они такие. Ты держи её в узде – она не возражает. И если свернула в сторону, то сам виноват. Как будто это механическая игрушка, которую ты завёл и положил на пол. Не будешь следить, и она поедет куда попало. Конечно, не все женщины такие. Впрочем, наверное, все, только в разной степени.

А в 1971 году я познакомился с другой Наташей, на этот раз москвичкой, студенткой Историко-архивного института. Как-то раз «под вечеp, обходя заведенья», дело было 12 февраля, в кафе «Метелица» я увидел «то ли девочку, а то ли виденье». Она сидела за столиком с тремя подружками, и я сразу «положил на неё глаз». Лицом похожа на Ирину Мирошниченко, а волосы шикарные, золотистые, до плеч.  Если бы ещё голубые глаза… По моим наблюдениям, сильнее привлекают глаза другого цвета, чем свои собственные. Короче, пригласил на танец, быстро нашёл с ней общий язык и увёз домой. И это особая история, достойная отдельного рассказа. Короче, вскоре мы сблизились настолько, что я даже некоторое время жил у них в семье на Преображенской, и её отец, ведущий специалист Гидропроекта, собирался подарить нам к свадьбе кооперативную квартиру в престижном экспериментальном жилищном комплексе «Лебедь» у Водного стадиона, на берегу Химкинского водохранилища. Но свадьба так и не состоялась, хотя дружили мы долго. С моей стороны, видимо, не хватило чувства, а с её стороны случались выходки, в моих глазах не шибко совместимые со свадьбой.

Так, уже через два месяца после знакомства я поймал её на обмане. Предложил майские праздники встречать вместе, а она – нет, уезжаю куда-то там с родителями. А первого мая встречаю её в ресторане «Новый Арбат». Подобные фокусы повторялись неоднократно, хотя она постоянно объяснялась мне в любви, писала чувственные письма и стихи. И ревновала меня к рижской Наташе, о которой я, конечно, рассказывал, ибо скрыть такое трудно, да я и не собирался лукавить. А стихи писал и я. Вот, например, на день трёхлетия нашего знакомства:

Земля, вертясь вокруг светила,
Три раза завершила путь.
Кому-то света не хватило,
Но вспять её не повернуть.

Всего каких-то три виточка
В бездонной вечной черноте
Прорисовала эта точка,
Но мир не тот, и мы не те.

Три года вечности прибиты
К подошвам нашим прочно, но
Назад, на старые орбиты
Нам возвратиться не дано.

Трёх этих лет метеосводка
Для нас неровною была:
То шторм, то так себе погодка,
То сорок градусов тепла.

За три каких-то оборота,
Не отрываясь от Земли,
Златые райские ворота
Мы триста раз уже прошли.

Знакомы и с вратами ада,
Где поджидала нас беда,
Но вспоминать о них не надо,
Хоть помнить следует всегда.

И если жизнь была не сценой,
А шла взаправду, от души,
Ты в книгу жизни полноценной
Три года смело запиши.

И что бы ни сказали люди
О паутине наших встреч,
Хочу я верить, что мы будем
Друг друга помнить и беречь.

Беречь тепло сердец в разлуке,
Хранить и память, и мечту,
Ценить и радости, и муки
И презирать лишь пустоту.

Три круга близости и боли,
Три мёртвых затяжных петли
Нас, как преступников в неволе,
Неотвратимо оплели.

И быть ли свадьбе или тризне,
И ждать ли скорого конца,
Навек на срезе наших жизней
Остались общих три кольца.

Но как бы время ни версталось,
Черту пока не подводи:
Ещё так много нам осталось,
Ещё так мало позади!

За последующие годы тоже много было всякого. Она ездила со мной и Таней в отпуск в дельту Волги и на Ладожское озеро, вдвоём со мной на Рижское взморье, а то закрутила роман с моим коллегой, и я выследил их, как настоящий сыщик… А однажды на ночь глядя позвонила откуда-то по телефону и сказала, что сейчас будет мне изменять. Я не возражал и пошёл спать, а она приехала ко мне и наглоталась таблеток. Оказав первую помощь, я вызвал скорую, которая отвезла её в институт Склифосовского. Там она отходила две недели, а ко мне приходил участковый, интересовался, не стоит ли меня привлечь за доведение гражданки до попытки самоубийства. Но я его разубедил. Вот такие они, женщины. Пока ты не взял их замуж, они чувствуют себя чересчур свободными и не гнушаются это демонстрировать. А ты их замуж не берёшь, поскольку дюже они свободные. Замкнутый круг. И эта ещё из лучших. А вы говорите, жениться. Избави Бог.

Относительно наших нестыковок с московской Наташей есть у меня одна теория. Или практика. В каком-то смысле люди по характеру делятся на кумиров и поклонников. Мы оба были из разряда кумиров, поэтому друг в друге нам не хватало поклонения. Я могу любить женщину только «сверху вниз», как дочку или младшую сестрёнку. Царственные особы меня расхолаживают, потому что поклоняться я не умею. Не в моём это характере. А если им это необходимо, то, естественно, они недовольны. И это недовольство может выливаться в дикие поступки вплоть до измен. Хотя дружеские отношения при этом могут оставаться вполне доверительными.

В 1975 году я познакомился с двумя иногородними девушками: с Алей – в Свердловске, где повышал свою квалификацию, с Викой – на черноморском пляже, где убивал в одиночестве отпуск, тщетно поджидая Алю. Об этой истории можно почитать недурной рассказ «Черноморские страдания» в рубрике «Путешествия». Но эти знакомства так и не пошли дальше переписки. А в 1977 году в Волгограде я чуть не познакомился с юной стюардессой такой сказочной красоты, что все прежние симпатяги вместе с киноактрисами поблёкли, словно ночные тени с восходом солнца. Знакомство не состоялось, но дало мне повод к размышлениям. Ну, женюсь я на такой девушке… А смогу её удержать? Ой ли. Все бы на неё глазели, а многие искали бы любую возможность, чтобы пристать и отбить. Женщины слабы, а мужчины настырны. К тому же и характер у неё в таких условиях вряд ли сформировался сахарный. И моя жизнь превратилась бы в сплошные муки. А мне это надо?.. Вот и опять самоутешение с самооправданием!

В том же году, залетев в Липецк, я познакомился не с такой возмутительной красоткой, а попросту с очень милой девчушкой Наташей из Куйбышева. Не вульгарная, не накрашенная, без колец и украшений. Тех-то, что в косметике и бижутерии, я всегда сторонился. Что вы хотите: моя мама никогда не красилась и никаких украшений, кроме скромной брошки, не носила. Тем не менее, опять Наташа. Ах, эти Наташи! Когда-то цыганка нагадала мне жену Наташу. Как знать. Очень быстро у нас завязался бурный роман. Впоследствии она не раз приезжала ко мне в Москву и настолько пришлась мне по душе, что я предлагал ей не только сердце, но и руку. Такой чести удостаивалась в моей жизни только она одна. Я даже нашёл ей работу по специальности с загранкомандировками рядом с моим домом. Но между нами стояла её не увядшая студенческая любовь к тренеру по гимнастике, и судьба с ней тоже не склеилась. 

Ретушь

Тем не менее мы долго встречались, а  переписывались аж тринадцать лет, и она всё колебалась, пока не нашла очередного тренера, на этот раз по горным лыжам. Тут уж я оборвал с ней всякую связь. Осталось впечатление, что на её вкус я был слишком сдержан и недостаточно экспрессивен. Ещё бы, ведь я с детства старался походить на невозмутимых и хладнокровных героев любимых фильмов и книг, и экспрессии всегда мне претили. Что ещё не так? Глаза у нас близкие по цвету. А у её тренеров-то, надо полагать, глаза были голубые или хотя бы серые. И наверняка они были пылкими экстравертами.

Музыкальная пауза. Макс Грегер − «Спокойной ночи, моя дорогая!»

А пока даже Новый год я порой встречал в полном одиночестве. Бывало, приготовив дома ёлку и праздничный столик, часам к семи подъезжал на машине к Дворцу культуры родного МИИТа, который случайно или нарочно располагался совсем близко. Спрашивал лишний билетик на новогодний праздник либо заходил так, представившись преподавателем. Посмотрев концерт, поучаствовав в игрищах и танцах и не найдя счастья, ехал в МГУ, на Ленинские горы, где веселился до половины двенадцатого ночи. Оттуда со свежезнакомой студенткой, но чаще один, по опустевшим улицам на большой скорости возвращался домой, чтобы в полночь, под звон курантов, успеть поднять законный бокал шампанского.

Как и в Риге, в Москве я любил посещать молодёжные мероприятия в различных заведениях вроде «Шестигранника» в Парке культуры имени Горького, танцзалов в Сокольниках и Измайловском парке. Зимой ездил на ВДНХ в ресторан «Золотой колос», где устраивались танцы под выступления ансамблей «Самоцветы» и «Пламя». Всё это было в меру интересно и весело, но никакой приличной подруги я там не приобрёл.

Своё одиночество я скрашивал гостеприимством, порой на свою голову. Познакомишься, бывало, с девушкой, пригласишь в гости, поразвлекаешь её, покормишь, попоишь, а то и переспишь, а она перед уходом что-нибудь и прихамит. Такие вот они, девчонки. Любви им мало, им обязательно надо чего-нибудь сверх этого. Не получив вожделенных бриллиантов, они то зубную пасту прихватят, то книжонку упрут… 

Как-то зимой, выйдя после ужина из соседнего кафе и сев в машину, я забуксовал в снегу. А надо сказать, к зимней Московской олимпиаде поблизости от меня построили спортивный Олимпийский комплекс и целую гирлянду небольших симпатичных кафюшек, куда мы с братом наведывались перекусить, послушать музыку и порезвиться на дискотеке. Итак, я забуксовал в снегу. А из кафе шёл народ, направляясь в сторону отдалённой станции метро. Проходившие мимо две девушки вызвались мне помочь, и это, как ни странно, у них получилось. В благодарность я взялся подвезти их до метро. Проезжая мимо дома, пригласил в гости, заметив про себя, что на пульте управления загорелась лампочка: перестал заряжаться генератор. Загостились мы за полночь, они ушли, а утром я не обнаружил ключей от машины, а потом и самой машины. Ах, ведь я забыл дать им обещанные пять рублей на такси! Теперь впору было беспокоиться не за машину, а за девушек, отправившихся в ночное путешествие в сильном подпитии на чужой неисправной машине.

Вечером милиция обнаружила мою машину в Сокольниках. Я взял запасные ключи, и мы поехали на милицейском газике. Машина была цела и заперта, а на сиденье лежал порванный ремень генератора. Вот это девушки! Мало того, что вызволили меня из снежного плена, так ещё в пьяном угаре уехали за десять километров по ночному городу и разобрались в неполадке двигателя. И обо мне позаботились, положив порванный ремень на видное место. Милицейский газик отбуксировал меня в машине домой, а на другой день угонщицы звонили, интересовались, нашёл ли я машину, предлагали вернуть ключи, но сами так и не заявились, видимо побоялись, что я привлеку их за угон.

Но вообще девушки в те лихие годы сильно распустились. Мало мелкого расхитительства, так однажды с их помощью меня нехило ограбили. Две едва знакомые девицы заявились в гости с двумя парнями. Я приготовил стол, вино, закуски, да и у них была бутылка и коробка конфет с ликёром. Посидели, порассказывали байки, всё было мирно и весело. Одному из парней надо было рано утром ехать на вокзал, поэтому они остались куковать в соседней комнате, а я пошёл вздремнуть, мне-то на работу. Когда проснулся – никого. Вынесли два фотоаппарата, собрание Конан-Дойля, монеты из банки с мелочью и даже мою школьную серебряную медаль. Почему не убили, не знаю. Подозреваю, я произвёл на них благоприятное впечатление своими картинами, песнями и анекдотами. Но после таких финтов расстилаться перед девушками у меня не было никакого желания. А вы говорите − жениться. Какое там!

А если бы и женился, наверняка вскоре бы развёлся, потому что своей половинки так и не встретил. Ведь к ней и требования другие, чем к прочим женщинам, и чувства непохожие. Разумеется, жена должна быть единомышленницей мужа, разделять его взгляды и поддерживать в начинаниях. Тётина подруга, с которой я как-то познакомил одну из своих девушек, задала всего один вопрос: «А она тебя слушается?» Я подумал − а действительно, это важный критерий. Если не главный. Не могу же я жениться на такой, которая мне перечит. Да даже и на такой, которая мне не вполне открывается. Ведь иные женщины, пуская мужчину в своё тело, не пускают в свою душу. Дескать, что там находится − не твоё мужское дело. Такой вариант мне тоже не походит. Я согласен только на полную искренность и откровенность. Ведь даже в суде требуют «правду, всю правду и только правду». Тем более, в семье это должно быть законом. Иначе на фиг мне такая семья.

Рассказывая о моих подругах, нельзя не упомянуть о Тане Г., с которой мы общались довольно долго. Началось с того, что как-то в праздник я притормозил у Пушкинской площади посмотреть салют, а она стояла среди зевак с маленькой дочуркой на руках. Оказалось, живёт она поблизости от меня, и я взялся их подвезти, а по дороге завёз к себе. Она была из Гомеля, училась здесь в медучилище, устроилась дворником и отрабатывала служебную квартиру, которую позже и приватизировала. Мы с братом несколько раз брали их с собой в отпускные автомобильные поездки на дикую природу. Очень уж она просилась, говорила, что дочке надо отдохнуть на свежем воздухе. Но компаньонкой была неуживчивой и сварливой и, хотя хозяйничать умела, всячески нас поносила, не стесняясь обзывать последними дураками. Вот уж мастерица перечить! Только дай повод. И это при том, что могла быть вполне обходительной и милой. Но, видимо, так ей меньше нравилось, мешал комплекс провинциальной неполноценности. А когда мы с братом в очередной отпуск отправились на пустую дачу в Юрмалу и по дороге провели неделю на латгальских озёрах, она разузнала адрес и приехала с дочкой раньше нас. Забралась в нашу дачу без разрешения и без ключей, разбив стекло на веранде. Разбойница была – будь здоров, но никогда ничего не воровала и однажды даже яростно защищала меня от хулиганов. 

Доктор Джеймс Добсон в радиобеседе, помнится, предупреждал: «Не женись на девушке, с которой ты сможешь жить. Женись только на той, без которой ты жить не сможешь». А одиноких утешал: «Несчастный брак несчастнее самого одинокого одиночества». Послушаем и Омара Хайама: «Ты лучше голодай, чем что попало есть, и лучше будь один, чем вместе с кем попало». Неплоха и присказка: «Не бойся, если ты один. Бойся, если ты ноль». Так что оправдания-то я найду всегда. Только от этого не легче.

Что же касается студенческой и походной подруги Тани Б., то она, так и не дождавшись меня, вышла замуж. Но мы дружны до сих пор и даже живём в моём доме одной компанией.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

10 комментариев к записи “Кое-что о себе”

  • Приветик!
    Я тоже ученица школы Твой Старт. Обучаюсь уже на продвинутом курсе, буду рада нашему общению и обмену опытом.
    Моя страничка в контакте: http://vk.com/id17493996
    Заходите в гости)

    • Привет-привет, спасибо за внимание. А я вот парюсь над своим сайтом, что-то он у меня какой-то своенравный. Поэтому в соцсетях пока не общаюсь, нечего выложить на стол. Сегодня с сайта вообще пропал большой рассказ с иллюстрациями, опустошив целую рубрику. Таким опытом меняться не резон.
      Альфред.

  • Приятно с Вами познакомится. Каждый человек, с которым встречаешься, дарит нечто особенное — это свой внутренний мир, который большой и прекрасный. С нетерпением жду новых Ваших статей. С дружеским отношением, Марина.

    • Будем знакомы, Марина.
      Пишите о себе. Что-то я не удосужился раньше ответить. Тут такие порядки, что комментарий не сразу и заметишь. Но лучше поздно, чем… Такова уж наша жизнь — то слишком поздно, то слишком рано. Хорошо всё делать вовремя. Да и то не уверен.

  • Классная статья

  • Интересная статья, понравилась, лайк, если будет также время и интересно посмотреть на 5 красивых моделей, который сейчас проходят отбор за лучшую, то зайди на эту страницу и проголосуй, голосование идет с 03.06.2015 до 15.07.2015 Помоги определить самую красивую девушку, посмотри каждое фото в большом размере! http://vk.cс/3RDtqJ

    • Спасибо за лайк, но проголосовать за девушку не удалось. Какая-то ссылка хитрая, не для нас, простаков. Короче, просто магазин. Будут деньги, зайду.

  • Альфред, лицо у Вас знакомое. Мучаюсь теперь, где я Вас мог видеть?

    • Возможно, где-то в соцсети или на каком-нибудь форуме. Я же не маскируюсь, как некоторые, и всюду лезу исключительно со своим лицом. Так что мучиться не надо.

Оставить комментарий

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.